Умереть от Солнца

Я внутри какого-то большого здания. Длинные коридоры. Я бегу, без плана, хаотично. Мне кажется, там есть какое-то место, которое меня спасет. Вампиры-зомби бегут чуть позади.

Наконец я забегаю в нужное помещение. Небольшая комнатка по правую руку. Сразу понимаю, что это она! Здесь то, что мне нужно, чтобы спастись от вампиров.

В комнате нас оказывается четверо. Двое мужчин и двое женщин. Двое нормальных и двое вампиров. Мужчина вампир главный. Он трется вокруг меня. Мужчина нормальный как-то фоном. Женщина вампир тоже не очень четко.

Я начинаю пудрить мозги. Комната узкая, как купе поезда. Справа от входа какие-то комоды в ряд, разных размеров, в ближайшем — порошок. Порошок очень странного происхождения. По типу пепла человека. Его происхождение весьма загадочно и подозрительно. Возможно, что комната принадлежит главному мужчине вампиру. На женщину вампира попадает солнечный свет, и у нее морщиница вся кожа. Вижу её лицо, как сморщенный фрукт.

Я ей говорю, что вот этот волшебный порошок ей поможет. Сочиняю на ходу. Убедила её раздеться и намазаться этим порошком. Голой её не видела. Акцент на лице. Женщина мажется, но это не помогает. Я опять сочиняю, мол надо лечь сверху на полку. Она ложится, но опять не помогает. Я говорю, что мол да, конечно, это потому что ты вампир! А вампирам надо в гроб ложится, а не на полку. Говорю, что вот тут даже и гроб есть. Выдвигаю несколько ящиков в ряд, получается некое углубление, но местами узковато, чтобы туда можно было лечь. После этого отвлекаюсь от женщины на мужчину вампира. И женщина уже фоном.

Я пудрю мозги, чтобы оттянуть время, заговорить их, чтобы они меня не кусали. Женщина теперь занята собой и своей кожей. Я тоже разделась до гола и намазалась вся этим светлым порошком. Может для того, чтобы продемонстрировать чудесные свойства, а может и сама в них поверила.

Скоро должен быть рассвет. Я его очень жду. Я не хочу, чтобы меня кусали. Но я хочу умереть в лучах солнца. Я считаю, что, когда на меня попадет солнечный свет – я умру. Женщина-вампир, когда на неё попало солнце не умерла, а вся сморщилась и стала меньше.

Солнце то появляется, слабые лучи, то пропадает. Но рассвет еще не наступил. Я встаю на подоконник, чтобы защитить себя. На меня попадут лучи, и я умру. И вампиры-зомби умрут. Лучше умереть, чем жить вампиром.

Я с главным вампиром стою на подоконнике за тюлью. Тюль слабо фиолетового цвета все время колышется от наших движений. Заговариваю ему зубы. Он стоит совсем рядом, я голая и обмазанная порошком. (во сне я худей и выгляжу не так, как в реале – меньше и моложе) Я боюсь, что он меня укусит. И все так же жду рассвета, чтобы умереть.

На улице светает. Я в окне привлекла внимание других вампиров-зомби, которые бегут к окну. Я на первом-втором этаже, не выше, и они могут дотянутся. Вот один мужчина тянется ко мне, я выставляю руку, как бы отгораживаюсь, и вдруг замечаю, что у меня рука светится! Окно то закрыто, то открыто, или это через стекло все происходит.

От меня исходит свечение, тело испускает свет. Порошок так действует. И зомби-вампиры не могут меня тронуть. Порошок меня спасает! Может поэтому и главный меня не кусал, хотя был совсем близко.

Светает!

Вампиры-зомби куда-то пропали. Я как-то через окно вылезла-вышла на улицу. На асфальте большая вода. Тут площадь. Справа здания, слева открытое пространство. Вода прибывает, как озеро, накатывают волны большие. Я боюсь, что вода смоет мой волшебный порошок. Я уже в одежде, и еще и переживаю, что одежда его сотрет.

Чтобы спастись от воды, я встаю на какую-то доску, и волна меня выносит вперед на кусок суши. Слева вода, и мне надо туда, в ту сторону, но смыть порошок я не хочу. Сейчас светит солнце, и оно защищает меня от вампиров-зомби. А солнце сядет? Порошок бы помог.

Рядом какой-то мужчина, нормальный. Я растеряно спрашиваю, куда ж идти то теперь. Мужчина маленький, плотный. Спокойно показывает, туда- направо. Куда ж еще то? Иду с ним, за ним. Еще несколько человек идут туда же.

Мы поворачиваем за здание. То, где происходило действо. Тут целое общество людей, которые пытаются выжить. Они зализывают раны после ночи. Часть из них уже заражены. Но они гуманно пытаются из вылечить. Это же признак цивилизованности…

Одна женщина лечит больную. Они стоят друг напротив друга. Она берет нож и начинает вырезать у больной правый глаз. Глаз заражен. Глаз выбрасывает на асфальт. Там уже валяются несколько глаз в грязи и лужах. Бррр. На дырку надевает повязку пиратскую и указывает рукой садиться.

Та садится рядом с другой такой же обработанной женщиной без правого глаза. И обе начинают есть глаз?! Я что-то говорю по этому поводу. На что та, смачно откусывая и жуя глаз, отвечает – а это для нас, как икра.

Меня ведут дальше и показывают, как что у них тут все обустроено. Объясняют, как они укладываются на ночь, когда нет солнца. Они идут к мусорке, мусорной куче, зарываются в мусор, обкладываются картонными коробками, чтобы их не было видно, и так пережидают ночь, или спят.

Странно! Под открытом небом? Почему? Может вонь от мусора маскирует запах человека и не позволяет обнаруживать местонахождение?! Не понятно.


 

Вчера перед сном обдумывала сон про похудение, и вот приснилось дополнение. Типа если вы там что-то не поняли, вот вам расшифровка))

Обстановка во сне повторяет обстановку из сна Умереть от солнца в том куске, где я иду вниз по лестнице с молодым человеком.

Здесь такой же пролет из четырех ступеней. Местами напоминает подъезд в доме родителей. Ощущение, что мы начинаем катиться по ступеням с пятого этажа.

Я и Лепс дурачимся, обнимаемся и получается, что постепенно скатываемся по ступеням вниз. На нем бежевый свитер и джинсы (одежда напоминает одежду сына).

Пока мы скатываемся, разговариваем. Говорю в основном я, он поддакивает и кивает. Вопрос стоит будем ли мы вместе или нет. Суть в том, что такой мужик, как Лепс, меня не устраивает. Но я знаю, что Лепс – это его образ, а на самом деле он другой, хороший, не такая сволочь.

В какие-то моменты я начинаю видеть его другого. Лепс в нем уступает место нормальному мужику, с хорошими человеческими качествами. Я его подначиваю, убеждаю закрепить достигнутое и определиться:

— Или ты Лепс или мужик!

Он все больше укрепляется в роли хорошего. Как-то так получается, что в этом случае ему придется (или лучше так сделать) отказаться от профессии. Типа, чтобы остаться хорошим.

И тогда встает вопрос, а жить тогда на что? Я его спрашиваю, но ведь у тебя остались какие-то заначки? Он парирует, мол, да какие накопления?! Была б ты на моем месте, …. Мол тоже бы все тратила. Я говорю, что если бы я была на его месте и хорошо бы так зарабатывала, как он, то я бы сразу создала нз – неприкосновенный запас.

Он хитро улыбается, типа есть и другие источники дохода.

Асс. Лепс: Непростое у меня к нему отношение. Наставник в проекте Голос. Хорошо продаваемые певец и продюссер. Чисто, как человек он мне не нравится. И любитель выпить похоже, и какой-то типа похабный, не знаю… есть в нем что-то отталкивающее. Может это просто имидж. Но мне нравится, что он поет на эмоциях. Выкладывается на 100% эмоционально. Вкладывается в то, что делает. И на Голосе выбирал себе по тому же принцыпу — по эмоциональному накалу. А эмоции задевают слушателя. ДР 16 июля, Рак. Лепс — сокращение от фамилии Лепсвери́дзе. Грузинские корни.


Отрывок из Рождественского сна

Я стою с молодым человеком перед дверью на лестничную клетку и коварно улыбаюсь. Это западня, которую я устроила из каких-то злых, вредных побуждений.

Симпатичный молодой человек. Модно одет. Светло коричневое драповое пальто, шарф. Пальто расстегнуто, шарф болтается. Модная стрижка. Он мне доверяет.

Открываю дверь. Это дверь в сон. Старый сон, который уже был, снился. Заходим.

Вниз ведет лестница, она изгибается под прямым углом. Как в подъезде, только лестницы со всех четырех сторон, а посередине просвет. Здесь светло.

Как мы входим, на лестнице стоит такой же молодой человек. Я иду вниз, он за мной. И на каждом шагу нам встречается точно такой же молодой человек в светлом пальто с синим или голубым шарфом. Мой молодой человек пока ничего не понимает. Я коварно улыбаюсь. Мол сейчас ты все поймешь. Когда я дойду до низа, выйду в дверь, а ты тут останешься, как оставался уже. И все это ты.

Я уже типа так проделывала. И это все он же здесь на лестнице. Несколько десятков его «копий».

В какой-то момент я разоблачаю свои намерения. Показываю ему стопку поддельных паспортов. Это все его паспорта, переделанные мной. С ними он никуда не пройдет. Два разных типа паспортов. Это какое-то ментальное программирование, ловушка, из которой ему не выбраться.


24.12.2016
Умереть от солнца 

25.12.2016
Рождественский сон. Коварная западня, чугунный тренажер 

28.12.2016
Или ты Лепс или ты мужик